Однажды в Рыбинске (rybinsk_onse) wrote,
Однажды в Рыбинске
rybinsk_onse

Юрий Ласточкин: «Продать все»

Продать все – и на что жить? А как же доходы от аренды? Из каких источников формировать местный бюджет? Да и стоит ли стремиться к тотальному избавлению от городского имущества? В конце концов, продажи – процесс конечный. Продал, деньги получил, потратил, опять продал…  В конечном счете город продаст все свое имущество и останется… С чем останется Рыбинск и чем тогда будет управлять местная власть?

- А чем она сейчас управляет? – вопросом на вопрос отвечает Юрий Ласточкин. – Предприятиями, которые генерируют убытки быстрее, чем мы успеваем их подсчитывать? Полуразрушенными домами, которые, тем не менее, требую отопления, электроэнергии, прочих благ цивилизации, которые уходят в песок и воздух? Вы предлагаете все это бережно лелеять и хранить для потомков? Нет, этого не будет. Моя цель – продать все: недвижимость, МУПы, памятники архитектуры. Все, что продать не удастся, ликвидировать. И реализовать имущество – оно тоже чего-то бюджету стоит.

Глава Рыбинска Юрий Ласточкин

- Жалко же, мы привыкли к мысли, что у города должна быть собственность.

- Это архаичное мышление, которое тянет нас назад. Знаете, почему в России так много бедных? Потому что мало частной собственности. У собственников совершенно другой уровень мышления, методы управления, образ жизни. Мы никогда не позволим себе устроить свалку у крыльца своей дачи, но можем без раздумий бросить мусор на общественной территории. Те же установки и в бизнесе. Предприниматель, арендуя магазин, никогда не будет вкладывать в его ремонт и содержания столько сил и средств, сколько потратил бы на свое собственное помещение. Тот же сценарий развивается и на предприятиях. Частный собственник не позволит раздуть штат сотрудников, не допустит низкой производительности труда. Он будет соотносить зарплаты с доходами, а затраты с прибылью. Это непременное условие успешного бизнеса.

- Но город – тоже собственник. Что ему мешает быть успешным?

- Что это за понятие – общественная или муниципальная собственность? Она чья? Моя? Ваша? Общая – значит, ничья. И отношение к ней соответствующее. Директор муниципального предприятия, даже самый добросовестный, никогда не будет тратить свои деньги на развитие общего хозяйства. Как правило, его забота – заработная плата да чтоб не уволили. А я не могу каждый день начинать с вопроса: ну-ка расскажи, Вася, как ты сегодня распорядишься нашим общим имуществом? Их – муниципальных предприятий – в Рыбинске 30. Мне что, каждого директора контролировать? Вы поймите, это проблема не управленческая, а психологическая. Человек не может отнестись к муниципальному имуществу так же трепетно, как к собственному. Поэтому я ставлю задачу – продать все в частные руки. Пусть с этими васями частники разбираются. Уж они-то не дадут ни воровать, ни зарплаты космические получать. Они быстро сделают наше бывшее убыточное муниципальное предприятие рентабельным. Или закроются, а на их месте откроются новые, с лучшим менеджментом.

- А если закроется, например, троллейбусное управление? Если оно попадет в неумелые руки?

- Давайте договоримся: все, что касается МУП «Троллейбусное управление», употребляется со словом «если». У нас есть варианты: закрыть, продать или объединить его с ПАТП-1. Ни один пока не принят. Но какой-то из них мы обязательно реализуем. Объясняю, почему. Стоимость километра проезда троллейбуса на 50% дороже «автобусного» километра. Это последствия неудержимого роста цен на электроэнергию, неумелого руководства и изношенного хозяйства. В Вологде уже несколько лет троллейбусы частные. И они не только перевозят людей, включая льготников. Они покупают новые машины, меняют подстанции. Если нам предложат хорошую цену за наше Троллейбусное управление, не сомневайтесь, продадим. Избавимся от убытков предприятия и стенаний руководителей, затем утвердим маршрутный план, будем дотировать льготников. В худшее случае жители ничего не заметят. В лучшем –  обнаружат новые маршруты, современные машины, комфортные перевозки.

- А почему вы не говорите о продаже ПАТП-1?

- Потому что пока не вижу острой необходимости. Повторяю – пока. Это предприятие, безусловно, дороже, и бюджету обходится… если не дешевле, то как-то разумнее, что ли. Мы его не дотируем, а покупаем для него автобусы. За два года мы приобрели 50 новых машин – такими темпами меняли технику разве что в советские времена. Если старый ЛИАЗ тратит 59 литров на 100 километров, то новый, на те же 100 пассажиров, всего 32 литра. Вдумайтесь: экономия топлива составила почти 50%! Но, тем не менее, когда нам предложат за ПАТП адекватную цену, мы рассмотрим вариант его продажи.

- Что значит – адекватная цена?

- Это не балансовая стоимость муниципального предприятия, которая может оказаться ничтожной, а цена рынка услуг. Сколько стоит, например, рыбинский рынок воды или тепла? Миллиарды? Чаще же всего предлагают продать за копейки.

- Значит, бизнес – не функция власти.

- Все зависит от ресурсов. Нам, например, нужно больше раз в 10, чем мы имеем. В Москве иная ситуация. Столичная власть имеет возможность не просто выставить на аукцион земельный участок, а построить на нем дом, продать в нем квартиры и получить денег больше, чем от продажи земли. Мы связаны по рукам и ногам бюджетным дефицитом. И, кстати, немалая его доля формируется убытками муниципальных предприятий. Продавая городскую недвижимость, мы избавляемся от этих бесполезных трат, и одновременно цивилизуем общество, даем людям возможность стать собственниками.

- Но при этом вы перестаете влиять на бизнес.

- У нас нет ни желания, ни компетенции влиять на предпринимательскую среду. Предприниматели лучше чиновников знают, где и каким образом извлечь прибыль для развития своего предприятия, где нужно открыть магазин, а где – баню.

- Тем не менее, сегодня вы можете вызвать любого руководители муниципального предприятия, потребовать с него отчет, заставить работать, уволить, в конце концов.

- Могу, и делаю это. Вот как-то предложил уволиться директору муниципальной аптечной сети. Он, бедолага, генерировал муниципальные убытки со страшной силой и одновременно извлекал прибыль в свой карман. Аптеки мы продали, 70 миллионов получили, можно благоустраивать дворы, ремонтировать квартиры для многодетных семей. То есть заниматься тем, чем и должна заниматься власть. Другой пример – МУП «Сенной рынок». Это прибыльное предприятие – 15 миллионов в год. А частник с тех же площадей «снял» бы в 4 раза больше. Мы бы продали этот рынок миллионов за 150 – хорошая цена для адекватного инвестора.

- И прибыли от рынка вы уже не увидите.

- Увидим, только в ином качестве. В виде новых рабочих мест для рыбинцев, подоходного налога, земельных платежей, в виде благоустройства территории. Хозяин будет заботиться сам о состоянии своей собственности, при этом он будет заинтересован в росте прибыли, а значит – процветании своего предприятия. Заметьте, в Рыбинске и для рыбинцев.

В 2010 году администрация Рыбинска в рамках программы приватизации муниципального имущества продала 150 объектов недвижимости общей площадью 27,9 тысячи квадратных метров. Доход бюджета составил 304 200 000 рублей. На 2011 года программа предусматривает продажу 242 объектов муниципальной собственности на сумму 445 400 000 рублей. Сегодня уже состоялись аукционы, на которых более 30 объектов нашли своих хозяев – частных собственников и инвесторов. Цена продажи – почти 144 миллиона рублей. Средняя стоимость квадратного метра составила 31 900 рублей.

Читайте оригинальный пост в блоге Однажды в Рыбинске.

Tags: Рыбинск, Юрий Ласточкин
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author