?

Log in

No account? Create an account

На свой страх и риск
rybinsk_onse

Леонид Можейко часто удивляет. Нетривиальностью суждений, легкостью ответов на любые вопросы, оригинальными примерами. И хотя тема нашего интервью была достаточно банальной – о взаимоотношении власти и бизнеса писано немало — удивил он и на этот раз:

- А вы знаете, что первую в Ярославле пиццерию открыл я? И что туристическое агентство «Золотое сечение», которое я организовывал в 90-е, до сих пор работает? А в консалтинговом центре, где я был в числе учредителей, моими партнерами были такие замечательные люди, как Александр Сенин, нынешний заместитель губернатора Ярославской области, Валерий Иванов, который сегодня работает ректором академии МУБиНТ в Ярославле?

Вот так в одночасье ломаются представления о человеке. Казалось – бывший военнослужащий, администратор, управленец, менеджер. Оказалось – в прошлом еще и предприниматель.

малый бизнес Рыбинска

О роли бизнеса в истории

- Леонид Чеславович, какую роль выполняет малый бизнес в развитии экономики? Существенную или незаметную?

- Малый бизнес — это серьезный блок экономики. Более того, это не просто часть экономики, а социальная составляющая общества. Значение малого бизнеса трудно преувеличить. Есть много примеров, когда в странах помимо предпринимательства сектор государственной экономики практически отсутствует. Если в стране нет малого бизнеса, значит, это либо Северная Корея, либо Советский Союз, где нет частной собственности и не признается право на ее существование.

- Тогда почему при такой важности государство не уделяет достойного внимания проблемам малого бизнеса?

- Государственная политика ориентируется на этот важный сегмент нашей жизни, потому что это вопросы экономического роста, инноваций, занятости. Причем, это не только декларация. Серьезные средства государства направлены в бизнес через систему венчурных, инвестиционных фондов, некоммерческих организаций технологического развития. Они открыты для всех, другой вопрос – все ли хотят и могут ими пользоваться.

- Большинство фондов поддержки направлены на инновации, научные разработки. А где искать помощь тем, кто просто производит, торгует, обеспечивает услуги?

- О помощи мы еще поговорим, это вопрос формулировки и того смысла, который в это слово вкладывают. А фонды специализируются по сегментам – кто-то ищет инновационные методы, кто-то — высокие технологии на зрелой стадии разработки. Другие работают со специфическими формами ведения бизнеса, например, краудсорсинг. На поддержку могут рассчитывать и те, кто хорошо работающим, устоявшимся на рынке продуктам находит новое применение. Инновации – широкое понятие, это может быть не только новая технология, а и новый способ применения «старого» продукта.

- В чем тогда дело: государство помощь оказывает, а бизнес утверждает, что не получает ее?

- Давайте разбираться. Фундаментальный вопрос современности – это отношение государства к частной собственности. Конституционные основы у нас заложены. Но на практике частный бизнес развивается там, где каждый не просто имеет право на частную собственность, но и уверен, что она находится под охраной государства. Более того, общество должно морально поддержать собственников.

Теперь – реальные проекции. Как мы относимся к частной собственности? В постсоветское время появилось такое слово, как олигарх, с явно негативной коннотаций. Мы понимаем, что когда менялся государственный строй, и общественная собственность переходила в формы частной и государственной, этот раздел прошел не совсем честно. И отношение к этому процессу в обществе  конкретное — народ ограбили, страну обворовали, деньги вывели за границу. Из той же оперы расхожее понимание коммерсанта – жулик, барыга.

И на эти воспоминания о «бандитских 90-х» накладывается 80 лет воспитания: предприниматель – враждебный элемент. Большая часть населения до сих пор психологически находится в советском времени, особенно остро это чувствуется сегодня, когда ностальгические нотки зазвучали громче.

Еще одним важным моментом является то, что правоохранительная система также подозрительно относятся к частной собственности. Вся мощь государственных «контролеров» работает не на поддержку малого бизнеса. Все, от санитарной инспекции до налоговиков, рассматривают предпринимателя, скорее, как объект своей деятельности.

малый бизнес Рыбинска

Элита вопреки

- И каким должен быть предприниматель, чтобы жить и работать вопреки?

- Однажды зарубежные психологи попытались выяснить, кто же такие предприниматели и чем они отличаются? Оказалось, что никаких особых стандартов не существует. Ни тип характера, ни уровень образования, ни темперамент, ни пол, ни возраст не влияют на успешность человека в бизнесе. Классического портрета предпринимателя с железным набором критериев просто не существует. Но одновременно выяснилось, что тех, кто может заниматься бизнесом и при этом чувствует себя комфортно, всего 2,5 процента от населения. Оказывается, это элитарная прослойка, специфические люди, у которых некая внутренняя химия располагает именно к самостоятельной деятельности.

А теперь давайте считать. Население Рыбинска составляет около 197 тысяч человек. 2,5 процента – это порядка 5 тысяч – практически полное совпадение! Именно столько предприятий малого бизнеса и предпринимателей ведут деятельность на территории города. Зарегистрировано их может быть больше, около 7 тысяч, но работоспособных как раз 2,5 процента населения.

- Чем они отличаются от остальных людей, если не существует ни типичного для бизнеса характера, ни других отличительных характеристик?

- Отличительная характеристика существует. Это самостоятельные по своей природе люди. Они принимают решения сами.

- Скажете – таких не много?

- Да, тех, кто готов использовать свою внутреннюю свободу, да еще отвечать за принятые решения, мало. Они готовы полагаться на себя, а не ждать помощи извне. Основная же масса людей предпочитает перекладывать ответственность. На власть, как собирательный образ, на руководителя, старшего по дому, на любого, кто вроде бы должен решить проблему.

Знаете, почему часто представители власти говорят бизнесу – не ждите помощи? Потому что успешен лишь тот, кто рассчитывает на свои силы. Настоящему предпринимателю внешняя помощь не нужна. Он скорее действует вопреки. Если он начнет рассчитывать на кого-то, он потеряет конкурентоспособность, перестанет выделять из общей массы.

- Может, поэтому предприниматели часто ждут от власти даже не помощи, а отсутствия помех в работе?

- Конечно. Более того, помощь бизнесу зачастую вредна, если говорить о реальной ситуации. Она – помощь – доступна не всем, нужно знать ходы-выходы, ключевые слова, уметь заниматься чистой бюрократией. Это уже не бизнес.

- Мы говорим о финансовой помощи?

- Да, в первую очередь, о деньгах. Думаю, наша задача – исключить возможность такой точечной помощи, которую получают избранные.

- Но власть не может самоустраниться. Она как-то должна проявлять заинтересованность в предпринимательстве.

- Во-первых, власть должна создать абсолютно равные условия для всех и исключить преимущества в конкуренции. Во-вторых, наша помощь должна быть организационной. В этом, благодаря отсутствию финансовых ресурсов, отчасти преуспевает местная власть. И тут нет парадоксов. Что мы делаем для бизнеса? Проводим обучающие семинары, выпускаем специальную литературу, организуем информационные площадки. Скажете – мало? Но, например, в США – образцовом государстве по отношению к частной собственности, в отношении малого бизнеса реализуется именно такой подход. Правда, масштаб несколько иной.

Скажем, в нашем представлении бизнес-инкубатор – это набор помещений и специалистов, которые консультируют предпринимателей. В американской интерпретации бизнес-инкубатор – это связи. Там организации, основная роль которых – поддержка малого бизнеса, аккумулирует вокруг себя массу людей и предприятий. Одни ищут себе партнеров, другие продают идеи и продукты, третьи учатся, причем, обучение серьезное, не только теоретическое, а с практикой на самых разных производствах.

малый бизнес Рыбинска

Об истоках мастерства

- Для того чтобы заниматься производством булок, нужно самому печь хлеб?

- Нужно хорошо знать технологию своего предприятия. И еще – любить свое дело. У меня есть в Ярославле хороший знакомый – Лев Молев. Раньше он работал в промышленности, занимал большие должности. Затем, когда появилась возможность, создал свое предприятие по производству тормозных колодок «Маркон». Лев Витальевич – не только отличный специалист именно в этой отрасли, он увлечен своей работой. Когда-то он мечтал, что «Маркон» будет семейным бизнесом, что он передаст его детям. Прошло 15 лет, дети выросли, а Лев Витальевич продолжает заниматься производством. Спрашиваю – почему? Потому что ему это интересно, а детям – нет, у них другие увлечения.

Успешный бизнес – это очень сложное понятие. В одной точке должны сойтись и умение принимать самостоятельные решения, и любовь к делу, и понимание процесса. Вот спросите предпринимателя – каким видом бизнеса он занимается. Уверен, половина не сможет ответить. В лучшем случае скажет – шапочками торгую. А ведь торговля – это всего лишь форма, рычаг, способ реализации твоей бизнес-идеи. В чем она заключается? Чем твои шапочки отличаются от других? Или, может, ты знаешь, какие именно шапочки требуются в Рыбинске? Или материал твой для пошива шапочек в чем-то уникален? Ответ должен звучать пример так: мой бизнес заключается в том, что я продаю именно такой набор шапочек особого покроя, сшитых из необычного меха, который есть только у меня. Если я не могу сформулировать бизнес-идею, у меня не будет успешных продаж и мой бизнес долго не проживет.

- Но к этой формулировке нужно иметь целый набор дополнений. И нужны, в конце концов, деньги.

- В целом капитал доступен. Банки говорят об увеличении кредитов, выданных  предпринимателям. Например, кредитный портфель для малого бизнеса ярославского «Промсвязьбанка» в 2013 году увеличился до одного миллиарда рублей. Это для нашей области очень большая сумма.

- Значит, предприниматели стонут от высоких процентных ставок, но кредиты все-таки берут?

- Многие предприниматели научились работать с кредитами, несмотря на порой грабительские проценты. А некоторые пользуются займами как постоянным инструментом пополнения финансовых ресурсов, вовлеченных в оборот малого бизнеса. Это тоже признак мастерства – научиться пользоваться ситуацией, изменить которую ты не можешь, а вот извлечь из нее выгоду тебе под силу.

- Мы все время приходим к мысли, что предприниматель только сам может себе помочь.

- Понятие предпринимательской деятельности определено в законе – действующий на свой страх и риск. Если ты не научишься использовать ситуацию в свою пользу, она тебя сомнет. Вот, например, в Рыбинске для малого бизнеса появляются новые возможности. Активно ищет партнеров для аутсорсинга НПО «Сатурн». О размещении заказов в рамках локализации думает предприятие «Русские газовые турбины», которое откроет производство в 2014 году. Кто сможет воспользоваться предложениями, кто заключит договоры и организует работу по требованиям крупного бизнеса, тот обеспечит себе процветание на много лет вперед. Ну вот скажите, кто в такой ситуации может помочь предпринимателю? Он сам делает свой выбор.

Можейко Леонид Чеславович

Единообразие ответственности

- Что вы вкладываете в понятие социальной ответственности бизнеса?

- Социальная ответственность – понятие из разряда высоких материй. Думаю, что предприниматели в этом смысле ничем не отличаются от педагогов или работников культуры. Если мы ждем, что бизнес, заработав деньги, начнет делиться ими с ближними, раздавать деньги нуждающимся, то это будет уже не бизнес. Я не думаю, что те же педагоги готовы делиться своей зарплатой с кем бы то ни было. Конечно, мы не берем экстраординарные случаи. В массе своей люди озабочены своим благосостоянием. А бизнес, как часть нашего общества, имеет конкретную цель – заработать прибыль и вложить ее в развитие, чтобы прибыль эту преумножить. Я говорю о хорошем, долгосрочном бизнесе.

В конце концов, умение принимать самостоятельные решения и есть лучшая предпосылка для социальной ответственности. Потому что самостоятельные решения эту ответственность уже предполагают. При этом предприниматель отвечает не только за себя. Он отвечает за людей, которые с ним работают, за их зарплаты, а значит – за благополучие их семей. Чего еще мы можем ожидать от предпринимателей?

- Ну как же, мы часто слышим, что власть ждет от бизнеса участия в городских программах, благотворительных акциях. А не дождавшись, упрекает.

- Все очень индивидуально. Чем простой житель отличается от предпринимателя? Мы сами зачастую принимаем позицию «моя хата с краю». Нас очень трудно организовать. Даже общее собрание собственников дома провести невозможно. А это тоже одна из форм проявления социальной ответственности.

Вот читаю я в газете: американка выиграла в лотерею несколько сотен миллионов долларов. Она неделю не спит, мечтает, как потратит эти деньги! Рядом – заметка о том, как канадец, выиграв аналогичную сумму, всю ее перечислил в фонд больницы, которая лечит онкологических больных. Разбираюсь, в чем отличаются эти люди. Оказывается, у простого канадского пенсионера несколько лет назад умерла от рака жена. И он, на себе прочувствовав горе утраты, готов помогать другим.

Я бы не выделял категорию предпринимателей по отношению к понятию социальной ответственности, как особенную. Мера ответственности не зависит от профессии, достатка, образа жизни. Расскажу еще одну историю. Помните, мы приняли решение приватизировать бывшую усадьбу Наумовых, здание, где располагалась библиотека на Крестовой улице в Рыбинске. Ну, решили и решили, процесс оформления документов пошел свои чередом. И вот однажды к главе на прием пришла женщина, школьный учитель истории. «Я не могу смириться с вашим решением», — сказала она и объяснила, почему это здание лучше использовать как объект культуры. Понимаете, она, а не спонсор или крупный бизнесмен, спасла его от продажи! Сегодня мы оформляем документы для сдачи его в аренду для размещения музейных экспозиций.

Я не могу требовать от предпринимателей больше, чем от любого другого человека. Более того, я предложил бы им некую индульгенцию, потом что эти люди чаще других идут против течения, ломают препятствия и преодолевают трудности. Предприниматель – штучный товар, специфическая вещь. Работать на свой страх и риск в условиях несформировавшегося рынка – дело очень непростое, доступное далеко не каждому. Всего-то двум с половиной процентам населения!

Форсайт

Читайте оригинальный пост в блоге Однажды в Рыбинске.