Однажды в Рыбинске (rybinsk_onse) wrote,
Однажды в Рыбинске
rybinsk_onse

Стояние за Конституцию

Новый год Владимир Рябой встретил, как и большинство рыбинцев, за праздничным столом в кругу друзей и близких. И это все, что было общего в начале января у Рябого с остальными горожанами. Потому что дальше события вокруг смотрителя музея Нобелей развивались совсем не по-праздничному. Забегая вперед, скажем, что закончилось все хорошо. По крайней мере, пока Рябой в музее, выставка открыта для посетителей и экспонаты музея в целости и сохранности. Но начало 2011 года запомнится Рябому надолго.

Итак, последовательно с учетом того, что ЯР уже рассказывал о ситуации вокруг музея 24 ноября 2010 г. в №46 газеты в материале «С вещами на выход». Тогда речь шла о возможном закрытии экспозиции в связи с тем, что музею отказывают в продлении договора на использование площадей. Три года назад нобелевская экспозиция разместилась в бывших конторских помещения, принадлежавших товариществу братьев Нобелей, по договору безвозмездного пользования. Тогда это было решение рыбинской администрации, которая проявила заинтересованность в развитии музейного дела в городе. Однако сегодня все здание на улице Фролова передано рыбинскому отделению РОСТО. И руководитель этой спортивно-технической организации отказывается признавать право музея на муниципальные площади. Владимир Рябой, заручившись поддержкой юристов, настаивает, что старый договор считается продленным. Однако его мнение не уберегло музей от новогоднего происшествия.

1 января Рябой обнаружил, что музей закрыт. Для него, для гостей Рыбинска, для всех, кто хочет знать о славном прошлом города и роли братьев Нобелей в развитии экономики России сто лет назад.

Узнав, что приглашенные гости в музей не попадут даже в сопровождении собственника, Рябой прямым ходом отправился в милицию. А как же иначе? Вот мои вещи, вот дверь, которая не открывается, а вот вахтер, который говорит, что приказ «не пущать» отдан руководителей рыбинского отделения РОСТО. Доступ к собственности ограничен! Это ли не нарушение закона?

Милиция Рябого слушала внимательно. И вынесла вердикт: не наше это, дескать, дело, собственники между собой должны разбираться в суде.

Впрочем, Рябой на глобальных разбирательствах собственников и не настаивал. Его интересовал один единственный вопрос: как попасть в помещение, где расположена коллекция ценных экспонатов?

Вопрос повис в воздухе. Милиция вежливо отказала, и занялась своими специфическими праздничными мероприятиями: кому – Новый год, кому – суточные дежурства, драки и поножовщина.

И остался Рябой в одиночестве. Хотя, нет, конечно. Со своими московскими гостями, сочувствующей общественностью, но перед запертыми на замок дверями в музей и грозным вахтером РОСТО. Прокуратура закрыта на каникулы, чиновники отдыхают, в милиции даже не сочувствуют… Куда податься рыбинскому гражданину?

Вернувшись домой в душевной растерянности, написал Рябой плакат. Не «помогите, люди добрые», а «защитите конституционные права на собственность и доступ к культурным ценностям». И встал с этим рукописным плакатом перед зданием рыбинского УВД. Праздным любопытным Рябой интеллигентно говорил: «Кыш! Отойдите от меня!» Просил, значит, не создавать иллюзию несанкционированного пикета. И правильно просил. Потому как чуть позже в милиции ему прозрачно намекнули: человечек, вроде, рядом с вами стоял, не нарушение ли это закона о массовых акциях и выступлениях? Но тему эту милиционеры развивать не стали, а поехали-таки вместе с Рябым на место предполагаемого преступления.

Увидев вахтера, замок и приказ «не пущать», милиция взяла тайм-аут. И действительно, утро вечера оказалось мудреней. Обнаружив через несколько дней вокруг своего приказа некоторое шевеление правоохранительных органов, директор местного РОСТО Владимир Коротков издал новое распоряжение: «Рябого и его экскурсии пускать!»

А теперь комментарии компетентных участников событий.

Милиция: «Хозяйствующие субъекты должны разбирать свои споры в суде. Мы занимается оперативным реагирование на преступления».

Владимир Рябой: «В суде мы будем разбираться в том, почему с музеем не продляют договор использования помещений. Но по Конституции РФ никто не имеет права без решения суда ограничить доступ к собственности человека».

Владимир Коротков: «У меня было указание главы города выселить музей. Ну, не главы, департамента недвижимости. Еще генерал – начальник ярославского РОСТО – прислал телеграмму обесточить здание на период праздников. Я, конечно, теперь Рябого пущу, только пусть он свет за собой выключает».

Пресс-служба администрации Рыбинска: «Поскольку здание, где расположены РОСТО и музей Нобелей, муниципальное, и передано оно в безвозмездное пользование РОСТО, департамент недвижимости в 2009 году подготовил трехсторонний договор об использовании помещений. Однако его не подписал руководитель РОСТО Владимир Коротков. Его мотив – необходимость проведения спортивных мероприятий, для чего нужны площади, которые сегодня занимает музей. О наличии каких-либо указаний о выселении музея, якобы поступивших от администрации, узнать ничего не удалось. По крайней мере, департамент недвижимости эту информацию не подтверждает».

В Рыбинске закрыли музей Нобелей

У здания УВД Рыбинска 4 января

В Рыбинске закрыли музей Нобелей

4 января. Когда нет других способов...

В Рыбинске закрыли музей Ногбелей

Посетители музея. Бывшие

В Рыбинске закрыли музей Нобелей

Одной рукой милую...

В Рыбинске закрыли музей Нобелей

Экспонаты музея

Читайте оригинальный пост в блоге Однажды в Рыбинске.

Tags: Рыбинск, Юрий Ласточкин, бизнес, власть, чиновник
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author