Однажды в Рыбинске (rybinsk_onse) wrote,
Однажды в Рыбинске
rybinsk_onse

Письма из Фукусимы

Электронная переписка между сотрудником Tokyo Electric Power Company (Терсо), работающим на АЭС в Фукусиме, и его коллегой из токийского офиса компании – редкая находка. Она проливает свет на поразительные личные потери, обрушившиеся на людей, борющихся за восстановление порядка на ядерных реакторах. Она также показывает, сколь разительно отличаются проблемы, с которыми сталкиваются работники на электростанции и работники в центральном офисе.

Приведенные ниже письма – одно подписано работником АЭС «Фукусима-Дайни», расположенной неподалеку от разрушенных реакторов «Фукусима-Дайичи», а другое – сотрудником Tepco из Токио, – были отправлены в прошлую среду в закрытый список рассылки, где их прочли журналисты Wall Street Journal. Представитель Tepco подтвердил, что переписка – подлинная.

Ниже приводится перевод этих писем. Имена сотрудников стерты.

Письмо 1

Пишет вам [имя удалено] с электростанции «Фукусима-Дайни». Мы с вами встречались несколько раз на станции.
Я очень рад получить от вас письмо. Я писал вам в надежде, что многие люди поймут, какова ситуация на местах.
Меня ободрило преисполненное поддержки сообщение от [имя удалено]. Хотя наша борьба еще в самом разгаре, все-таки это некоторое облегчение – понимать, что нас поддерживает человек вроде [имя удалено].
Мне просто хотелось бы, чтобы люди понимали, что на АЭС есть множество людей, которые борются с аварией в суровых обстоятельствах. Это все, чего я хочу.
Плакать бесполезно. Если мы оказались в аду, то все, что нам доступно, – это ползти в сторону рая.
Пожалуйста, будьте начеку и помните о скрытой мощи, которой обладает ядерная энергия. Я обещаю вам, что мы добьемся восстановления.
Я хотел бы попросить вас и дальше поддерживать нас.
Большое спасибо.
Работник с Фукусимы

Письмо №2

Прочел ваше письмо.
Как я и ожидал. Но слов нет, душат слезы.
Мне как человеку, живущему в Токио, где есть электричество, сейчас плакать некогда. Люди в Токио то мечутся перед запланированными отключениями электричества и запасаются впрок, то расслабляются, а потом снова нервничают по поводу распространения радиации. Странная какая-то обстановка.
Я чувствую, что растерянность и гнев со всей страны сходятся на Tepco. Думаю, что менеджеры Tepco это ясно ощущают.
Но все здесь выказывают уважение и склоняют головы в молитвах за тех, кто несет главное бремя и сражается на передовой в окружении неприятеля.
Хоть и не мне такое говорить, но умоляю вас держаться там.
Мои возможности ограничены. Но когда придет время, мы встанем на вашу защиту. Будьте уверены.
Рабочий в Токио

Письмо №3

Спасибо за ваш тяжелый труд.
Понимаю, что у вас в кризисном штабе слишком много дел, чтобы читать почту. Но хотел бы изложить текущую ситуацию на станциях.
Мы тут ведем восстановительные работы и без отдыха с самого землетрясения. Прошли недели после толчков, и дела на F1 (прим. – вероятно, Первая станция на Фукусиме, «Даичи») уже лучше. Надеемся, что меры по охлаждению будут работать.
Как вам известно, большинство работников F1 и F2 (прим. – вероятно, Вторая станция на Фукусиме, «Даини») – местные жители, и они пострадали от землетрясения. У многих смыло дома.
Мне пришлось оставаться в кризисном измерительном центре все время с тех пор, как случилось землетрясение, и бороться бок о бок со своими коллегами без сна и отдыха. Мой родной город Нами-мачи, расположенный на побережье, целиком смыло цунами. Моих родителей смыло цунами, и я до сих пор не знаю, где они. Я бы помчался к их дому как только смог. Но мне нельзя проникнуть на территорию катастрофы, потому что там введен режим эвакуации. Силы самообороны поисков там не ведут. В таком психологическом состоянии мне приходится выполнять крайне тяжелую работу… Сил больше нет!
Землетрясение – природная катастрофа. Но в заражении из-за выбросов с атомных станций виновата Tepco.
Мне кажется, местные жители настолько взвинчены, что подразумевается, что землетрясение случилось из-за Tepco.
Из своих городов все выехали, и никто не знает, когда сможет вернуться. Мы не знаем, к кому обращать наши тревоги и гнев. Так сейчас обстоят дела.
Когда начнется учебный год, местным детям придется перевестись в школы там, где у них будет убежище. Все потеряли всё – дома, работу, школу, друзей, родных. Кто такое вынесет? Умоляю вас рассказать о том, что происходит, и в компании, и за ее пределами.
Я не говорю, что работники атомных станций плохи! Я вообще не говорю, что кто-то плох! Но большинство работников атомных станций – местные жители. И все мы, в том числе я, жертвы землетрясения.
Но мы все стараемся выполнить свои задачи как работники Tepco, а уж потом думать о себе как о жертвах землетрясения.
Работникам во втором зале пришлось особенно тяжко. Им пришлось поддерживать коллег в первом зале, которые занимались восстановительными работами, и одновременно обеспечивать безопасность своих генераторов. Обстановка совершенно напоминает зону военных действий.
Все работают на износ и в психологическом, и в физическом отношении. Пожалуйста, поймите это.
Компания может избавиться от атомной энергетики, чтобы спасти себя, но мы будем биться до конца. Прошу вас о постоянной поддержке из штаб-квартиры.
Работник на Фукусиме

Источник: Slon.ru

Читайте оригинальный пост в блоге Однажды в Рыбинске.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author